Invitations
About Our Club
Club Members
News
Weekly
Water
Mountain
Family
Subscribe
Reports
Photogallery
Memorial

А для тех кому больше нравится старый дизайн мы оставили все как было тут

Народная мудрость:
Твой рюкзак тяжел? - Hе будь жмотом, поделись с товарищем!

Weekly

ОТЧЁТ О ГОРНОМ ПОХОДЕ В ЮЖНЫЕ КАСКАДНЫЕ ГОРЫ

Текст и фото Александра Букреева и Юлика Вассермана

УЧАСТНИКИ

(по алфавиту)

ГОРЫ, НА КОТОРЫЕ БЫЛИ СДЕЛАНЫ ВОСХОЖДЕНИЯ

Майские восхождения на Рейнир стали почти традиций для членов нашего Клуба; мне же до сих пор не удалось побывать ни на Рейнире, ни вообще в Каскадных горах. И вот ранней весной мне позвонил Дима Сергеев из Сиэттла и предложил сходить вместе на какую-то из вершин Каскадных гор. В качестве третьего участника к нам присоеднинлся Юлик Вассерман. Поскольку на Рейнире Дима побывал уже дважды, ему хотелось сходить на что-то другое, например Адамс. Для нас же с Юликом Рейнир был важен, поскольку это вторая по высоте гора в 48 смежных штатах (после горы Уиттни в Сьерра-Неваде, Калифорния), и самая высокая вершина Каскадных гор. Так появился план сходить на обе эти горы: вдвоём с Юликом на Рейнир и всем втроём на Адамс.

Когда я предложил пойти "как все" в конце мая, на Memorial Day Holiday , Дима удивился и сообщил мне, что это неблагоприятное время с неустойчивой погодой, а наиболее предпочтительный сезон с хорошей погодой - около Дня Независимости 4 июля. Но поскольку на 4 июля на Рейнире толпы, мы решили пойти туда немного раньше, а на 4 июля взойти на гору Адамс, которая не коммерциализована и поэтому не настолько популярна. Впоследствии оказалось что план был правильным: погода всю неделю была благоприятная.

Понелельник, 26 июня

Мы в Юликом встретились в аэропорту Сиэттла, взяли напрокат машину и примерно за 2 с половиной часа доехали до визитор-центра Пэрадайз ( visitor center Paradise - "Рай") с тем чтобы немного акклиматизироваться и осмотреться. Пэрадайз находится довольно низко, в зоне леса, всего на 5 420 футов, но тем не менее всё вокруг до сих пор завалено снегом. Мы походили пару часов по склонам выше визитор-центра, покрытым прекрасным еловым лесом, полюбовались прекрасными видами Рейнира, и спустились к машине. Вернувшись в Сиэттл, мы сдали машину и встретились с Димой, который забрал нас к себе домой ночевать.

Вторник, 27 июня

Выехали в 7 утра, и в 10 доехали до Пэрадайза. Здесь распрощались с Димой, который уехал обратно в Сиэттл, собрали вещи, и в 11 вышли наверх в сторону лагеря Мюир. Набор высоты до Мюира составляет 4 660 футов, или полтора километра, что в общем для первого дня немало. Весь путь покрыт снегом, по которому - кто вверх, кто вниз - идут курортники (большинство), и довольно редкие горновосходители. Примерно через пару часов подъёма лес кончается, и склоны Рейнира отсюда уже ничем не заслонены. Путь - снежные поля, под которыми просматриваются альпийские луга и морены; ледника нет. Между 5 и 6 часами вечера, изрядно уставши, мы подошли к Мюиру. Мюир представляет собой несколько простых построек из камня и дерева, в которых нет ни электричества, ни воды, но есть нары. Рядом также вертолётная площадка и туалет. Кто-то устроился ночевать на нарах, а кто-то снаружи в палатке. Мы с Юликом решили заночевать в палатке, которую поставили на снегу. Сильный ветер, но не особенно холодно.

Среда, 28 июня

Сегодня день акклиматизации; переносим лагерь на Стоянки Инграхам ( Ingraham Flats ) на одноимённом леднике, расположенные на высоте 11 100 футов. Собрали лагерь, связялись и пересекли ледник Коулитз ( Cowlitz Glacier ), покрытый кое-где слетевшими сверху камнями. Сразу после ледника пересекли скальный гребень Cathedral Rocks , после которого вышли на ледник Инграхам. Прямо перед нами - Стоянки Инграхам, преставляющие собой плокую часть ледника с разбросанными по ней разноцветными палатками. Место несомненно более фотогеничное, чем Мюир: сверху скалы и нагромождения льда (оторвавшиеся сераки до лагеря не долетают), снизу огромные разломы в леднике, за которами видна острая пирамида пика Маленькая Тахома ( Little Tahoma Peak ). Ещё одно преимущество: в отличие о Мюира, здесь почти нет ветра. Переход сюда от Мюира занял около двух часов. Ледник покрыт слоем снега минимум по колено, но нам повезло: около лагеря группы калифорнийцев освободилась готовая расчищенная площадка, которой мы и воспользовались. Погода великолепная, небо чистое.

Поставив палатку, наблюдаем за первыми спускающимися: когда они подходят к нам, выясняется что это те члены коммерческих групп, которые по разным причинам были вынуждены повернуть вниз (по официальным данным около 50% тех кто начал восхождение достигают вершины). Несколько позднее наблюдаем спуск тех кто побывал на вершине.

Четверг, 29 июня

Встали в 1 час ночи и в 3 вышли. Мы были не первые; в темноте видны пятна света налобных фонариков двух или трёх групп идущих примерно на час впереди нас. Сначала подошли к нижней части спускающегося сверху скального ребра называемого Disappointment Cleaver (на снегу свежие следы камнепадов!), и затем полезли наверх по ребру. Путь представляет собой простые скалы, перемежающиеся со снежниками. Кое-где надо быть осторожным; в одном месте мы воспользовались перилами, навешанными для коммерческих групп. На рассвете вышли на площадку над Disappointment Cleaver , где, как я понал, собирают в кучу тех членов коммерческих групп, кто физически или психологически не способен идти дальше, для дальнейшего спуска с отдельным гидом. Далее тропа идёт серпантином наверх по снежному склону. Крутизна разная; на отдельных участках достигает 50-55 градусов (двигаемся очень аккуратно, хорошо забиваем ледоруб), но консистенция и глубина снега идеальные. По мере подъёма ветер и холод заметно усиливаются. Далее уменьшение крутизны; примерно к 10 часам утра наконец вышли на край кратера. Примерно за полчаса сходили на противоположный край кратера, где расположена его высшая точка (вершина Рейнира), называемая Columbia Crest . Ветер почти ураганный, сбивает с ног, холодно, и с вершины мы незамедлительно поворачиваем вниз. По мере спуска ветер стихает и мы начинаем наслаждаться видами вниз (фото 1 , 2 , 3 , 4) .

К часу дня мы в лагере; здесь погода великолепная, ветра нет. Можно расслабиться. Поскольку встреча с Димой Сергеевым только завтра вечером, решаем заночевать здесь, а завтра продолжить спуск.

...Посреди ночи вдруг слышу хруст шагов на снегу, голоса, свет фонариков. Кто-то спрашивает: " Do you have space ?" ("Есть ли у вас место?") Отвечаю: "Да, можете поставить вашу палатку радом с нашей" - имея в виду расчищенную от снега площадку, где стояли калифорнийцы. Погружаюсь в сон... .

Пятница, 30 июня

Проснулись и увидели что мы в палатке вдвоём -- Анетта исчезла. Собрали лагерь и вышли вниз. Прошли лагерь Мюир, продолжили спуск ,и к середне дня подошли к визитор-центру Пэрадайз .

В визитор центре разложили вещи и я почувствал как до тошноты чистые экскурсанты смотрят на мою загоревшую, небритую и неумытую рожу, на разложенные вокруг пахнущие носки, ботинки и прочее... Однако одна из проходящих женщин почему-то смотрит на меня слишком долго... Потом приближается и спрашивает : "Were did you spend the last night?" ("Где вы провели последнюю ночь?") - Интересный вопрос... Не очень тактично... Отвечаю: " Up there ... At Ingraham Flats ..." ("Там наверху... На стоянках Инграхам"). И тут до меня доходит: "Вы та самая Анетта, которая провела ночь в нашей палатке?" - "Да, та самая. Я узнала ваши жёлтые пластиковые ботинки - они стояли у входа в палатку! Спасибо вам! Вы спасли мне жизнь!"

Вот чудеса! Всегда считал что спасать кого-то в горах значить делать трудную работу, тащить, рисковать жизнью... А здесь мы всего-то позволили Анетте оставаться в палатке и продолжили наш сон. Но тем не менее мы с Юликом сразу как-то возгордились нашими успешными спасработами и заодно попросили Анетту подбросить нас до кэмпграунда Когуар (7 миль), так как мы без машины. Анетта с удовольствием нас туда отвезла и уехала в Сиэттл.

Вечером к нам в кэмпграунд приехал Дима, привёз пиво, домашнюю еду (спасибо его жене Зине!), фрукты. Завтра выходим на Адамс!

Суббота, 1 июля

За пару часов доехали до тропы Killen Creek Trail ( Trail 113), заехав по пути в какую-то контору от US Department of Agriculture для регистрации. Начали путь от парковки на высоте 4600 футов: тропа, проходя по еловому лесу с вкраплениями лугов, плавно набирает высоту. Через 5.5 миль лес кончился и открылась широкая панорама Адамса; тропа здесь уже полностью скрылась под снегом, поэтому шли, выбирая наиболее логичный путь к леднику Адамс. Ледник Адамс отсюда смотрелся довольно круто, и в какой-то момент у нас с Юликом даже появились сомнения, что мы туда хотим. Единственный приемлимый путь наверх, который мы видим, идёт по правой по ходу части ледника; в центральной и левой по ходу частях ледника трещины и ледопад. Вскоре подошли к большим моренным валам, поставили палатки около небольшого ручейка во впадине между двумя моренами, и сварили ужин . Высота здесь около 7000 футов; за день прошли примерно 7 миль, набрав 2400 футов. Закат великолепен! Завтра трудный день: предстоит набрать более 5000 футов, к тому же с бивачным снаряжением, поскольку мы решили заночевать на вершине!


Воскресенье, 2 июля

Встали в 3 часа ночи, собрали одну из палаток, и в 5 утра вышли наверх, оставив вторую палатку в лагере. Через полчаса ходьбы по моренам вышли на нижнюю, пологую часть ледника Адамс, связались. Ледник в этой части спокойный, больших трещин нет. Когда стало светать, увидели впереди, на расстоянии часа ходьбы, группу из четырёх человек, начинающую подъём по крутой, левой по ходу, части ледника, как раз там куда идём и мы. Подошли к крутой части , начали подъём. Крутизна ледника во многих местах достигает 45 градусов. Снег на леднике на всём пути подъёма оказался идеальный: не слишком глубокий и не слишком мелкий, прекрасно держал, и поэтому весь путь до вершины прошли идя в связке одновременно; попеременная страховка не потребовалась. В отличие от Рейнира эта гора не коммерциализована, поэтому тропы на снегу не было, а были только следы идущей перед нами группы (кроме этой группы мы на маршруте мы никого не встретили). Вскоре мы их догнали; выяснилось что они из Орегона, а их руководитель недавно вернулся из экспедиции в Перу. В 7 часов утра солнце осветило скальный склон над нами, и раз в несколько минут оттуда в нашу сторону начали со свистом пролетать камешки и куски льда, некоторые совсем близко от нас. Мы конечно занервничали и попытались ускориться, но при подъёме с рюкзаками по склону крутизной 30 - 45 градусов сильно не побегаешь... Тем не менее мы довольно быстро обогнали шедшую перед нами группу (страх прибавляет сил!) и вышли из-под обстрела. Отдохнули и продолжили подъём по заметно менее крутому склону. В 9.30 утра вышли на горизонтальную часть ледника и поставили палатку .

Пообедав, сходили на вершину по пологому вершинному леднику. Путь в каждом направлении занял не более получаса. В некоторых местах вершинного плато сильный запах сероводорода. Забавно что на вершине было человек 10 лыжников: дело в том что южный склон горы (противоположный пути нашего подъёма) представляет собой пологий не технический снежный склон, не требующий верёвки. Поэтому многие местные лыжники просто заходят на гору с лыжами за плечами, после чего съезжают на них вниз.

Вернувшись в лагерь насладились прекрасной погодой , которая совсем непохожа на ту что была на Рейнире: довольно тепло, почти нет ветра..

.

Понедельник 3 июля

Собрали лагерь и вышли вниз по Северному Ребру ( North Ridge ). Скальное ребро технической сложности не представляет, местами простое лазанье без верёвки. Часа через три спуска подошли к леднику , прошли безымянное озеро и прибыли в нижний лагерь, после чего поели, собрали палатку и продолжили путь вниз. К 5 часам подошли к машине (пиво!!!) и поехали в Сиэттл домой к Диме.


Вторник, 4 июля

Распрощались с Димой и разлетелись по домам: Юлик в Нью-Йорк, я в Вашингтон.

Впечатления

Впечатления от Южных Каскадных гор остались немного странные. С одной стороны, совершенно полноценные альпийские маршруты с ледниками и трещинами. С другой стороны, посмотрев с вершины по сторонам, испытываешь некоторое разочарование: вокруг зелёное среднегорье и нет ощущения, что ты находишься в сердце гор, как где-нибудь в Средней Азии, на Кавказе или в Перу. Тем не менее поход был приятным.

Мне приходилось слышать что подъём на Рейнир по леднику Инграхам - это просто прогулка. Во время нашего восхождения в снегу была протоптана тропа, наличие которой действительно сделало подъём относительно простым. Однако следует иметь ввиду, что крутизна склонов на Disappointment Cleaver достигала 50 градусов, и без тропы некоторые участки потребовали бы использования попеременной страховки.

Что касается акклиматизации, при нашем расписании времени на адаптацию при восхождении на Рейнир было вполне достаточно. Вероятно, мы могли бы пойти на вершину сразу на второй день, а не на третий, но акклиматизация - дело индивидуальное.

Одно замечание насчёт Адамса. Мы вышли в 3 часа утра (ночи?), и тем не менее в 7 утра попали под камнепадоопасный участок склона, который как раз осветился солнцем, в результате чего там стали вытаивать и сыпаться вниз камни. Поэтому из моренного лагеря вероятно следует выходить в 2 часа ночи.

Авторы благодарят Иру Закс за помощь в оформлении этого отчёта.

 

Анетта

(дополнение от Юлика)

"Входи, прохожий, гостем будь, садись..."
(Щербаков)

...Спустились мы с Сашей Букреевым с Райнира, ночуем на Ingraham Flats . Время -около полуночи. Слышу сквозь сон, вокруг палатки народ ходит, какие-то разговоры ведет, и Саша отвечает кому-то по-английски:

- Да, говорит, место рядом свободно, нет проблем,

и мне, уже по-русски, объясняет:

- Вот, люди идут на вершину, но хотят сперва промежуточный лагерь поставить на соседней площадке.

- Странная тактика, - говорю.

- Да, странная тактика.

Сплю дальше.

...Просыпаюсь около трех ночи. Вижу: у входа спиной ко мне сидит Букреев. "Во, думаю, когда его горняшка догнала..." - оборачиваюсь - Букреев на своем месте лежит - "...да и меня тоже". Начинаю соображать: а ведь это не Букреев сидит.

- Саша, говорю, похоже, у нас гости.

И тут Саша произносит с некоторым даже раздражением в голосе:

- Понятия не имею, кто ОНА такая и как сюда попала!

А-га, выглядываю на улицу: так и есть, то есть, таки нет. Нет никого на соседней площадке, и не было. Меня разбирает смех, а Саша и Анетта (гостью зовут Анетта) еще ничего не понимают, и от этого становится еще смешней.

В конце концов все объясняется: семь человек двумя связками шли на вершину, участница почувствовала себя нехорошо, а тут Саша любезно предложил место для палатки, но они поняли что место в палатке, и оставили её у нас.

Устраиваемся. Анетта нам рассказывает, что она ходила на Райнир много раз, что живет она в Сиэттле, что такое с ней впервые, что у нее трое детей, что она работает в REI , что старшей дочери 21 год, что кто-то там упал со скалы, но, по счастью ничего не сломал, что раньше она работала... в общем, я снова заснул, а когда проснулся, Анетта уже ушла вниз, на Paradise Visitor Center . Там мы ее и встретили около 3х пополудни того же дня. Вернее, она опознала нас по желтым ботинкам Букреева, и даже отвезла на своей Субаре на кемпграунд, где и была сделана эта фотография. (Обратно к продолжению рассказа Букрева).